Веками намоленное место. К 20-летию возрождения Рождество-Богородицкого женского монастыря в Брестской крепости

21 сентября 2022

monastyr-krepost-1.jpg

В 2022 году исполнилось 20 лет со времени образования на Госпитальном острове в Брестской крепости Рождество-Богородицкого женского монастыря. Брестская областная газета «Заря» в преддверии монастырских престольных торжеств опубликовала репортаж журналиста Ирины Орловой о Брестской обители и ее насельницах.

21 сентября, в свой престольный праздник, Свято-Рождество-Богородицкий женский монастырь Бреста отметит 20-летие возрождения. Здесь по-особому звучит тишина и мелодичнее голоса птиц. Здесь отдыхает от суетности, приходит в равновесие душа. Здесь незримо для мира совершается молитва за мир. Оттого, наверное, что место это намоленное веками, сюда тянутся люди. Иные – просто посидеть на скамеечке. И прихожан с каждым годом всё больше. Кто-то желает помолиться на службе, кто-то приезжает пожить и потрудиться, кто-то остается в обители навсегда.


Веками намоленное место

В те давние времена, когда город Берестье стоял на своем исконном месте и крепости не было даже в мыслях тогдашних берестейцев, здесь, в Замуховечье, которое позднее получило название Госпитальный остров Волынского укрепления Брестской крепости, издревле существовало два мужских монастыря, являвшихся очагами православия в нелегкие времена римско-католической экспансии и насаждения Брестской церковной унии 1596 года. Обитель Рождества «Пречистое Богородицы» впервые упоминается в 1480 году, Святого Симеона Столпника – в XI-XV столетиях. Игуменом обеих с 1640 по 1648 год был покровитель брестской земли, поборник православной веры преподобномученик Афанасий Брестский.

В XVIII веке прекратил свое существование Богородице-Рождественский монастырь, позднее – и Симеоновский. В 1833 году на территории древнего Берестья началось строительство грандиозной военной крепости – пошли под снос и все монастырские постройки.

monastyr-krepost-1-.jpg monastyr-krepost-2.jpg

Решающим фактором возникновения современной обители стало наличие примерно на территории Симеоновского монастыря полуразрушенного казематного редюита, который составлял вторую линию обороны Брестской крепости и к тому времени находился на балансе Свято-Николаевского гарнизонного собора.

Церкви он был передан в ужасающем полуразрушенном состоянии и требовал капитального ремонта. Строительные возможности первые насельницы возрождающегося монастыря имели весьма ограниченные – поэтому здание приводилось в порядок пошагово: сперва крыша, несколько комнат на первом этаже, лестница, помещение для храма…


У истоков возрождения

Игуменья Александра (Жарин) стояла у истоков возрождения брестской обители. Вместе с сестрами носила кирпичи, очищала стены от старой штукатурки.

monastyr-krepost-6.jpg

– У нас уже был опыт. В свое время с первого дня я трудилась на восстановлении Полоцкого Свято-Евфросиниевского монастыря, поначалу и там приходилось всё делать своими руками – так что представшая перед глазами картина в Брестской крепости (в казарме ни окон, ни дверей, ни полов, закопченные бомжами обшарпанные стены, горы мусора, заросшая кустарником крыша) меня не испугала, – признается матушка Александра. – Беспокоило другое – как справиться с возложенным на мои плечи грузом ответственности. Строить здание – это одно. А когда на твою душу ложится ответственность за другие души, тогда и становится страшно: мне же нужно будет за каждую сестру перед Богом ответить – правильно ли ее воспитала, чему научила, привела ли туда, куда она шла; не разбрелось ли стадо мое, которое Господь собрал.

Монашеский путь она начинала молоденькой послушницей в Жировичской обители – это был, говорит, внутренний выбор: отец-священник с матушкой с детства возили ее по монастырям, и монашество сильно привлекало девочку. Здесь она и была пострижена в монахини с именем Александра – в честь святой мученицы царицы Александры. Ее духовное имя красиво сочетается со светским. Зинаида – в переводе с греческого «божественная», Александра – «мужественная». Так что божественная мужественность в ее характере – это также ниспосланное свыше.

– Но если в Полоцке у меня было только одно послушание – я отвечала за состояние и убранство храма, то здесь пришлось заниматься всем: надо было и в строительство вникать, и в огородах разбираться, и в коровах да свиньях понимать. Благо, я выросла в деревне (деревня Хабовичи Кобринского района. – Прим авт.).


Народ божий помогает

Сегодня тешит глаз живое убранство территории: в безупречной гармонии – цветущие клумбы, ухоженные газоны, аккуратные грядки. На вопрос о талантливом ландшафтном дизайнере матушка Александра со скромной улыбкой отвечает: «Есть сёстры-любительницы…». И мы сразу же понимаем, что руку-то главным образом здесь приложила как раз она.

В сопровождении настоятельницы экскурсию по территории начинаем с летнего храма. Это воздушное, просторное деревянное строение появилось здесь в 2011 году, поскольку домовая церковь, расположенная на втором этаже жилого корпуса, перестала вмещать всех паломников и прихожан, желающих помолиться на тихих монастырских службах (да и предназначен домовой храм прежде всего для внутренних духовных нужд). В теплое время года, до самого престольного праздника, все богослужения совершаются здесь. Так был найден единственный выход из ситуации – поскольку Брестская крепость относится к памятникам истории и культуры самой высшей, «нулевой» категории, и затевать здесь капитальное строительство запрещено. А прихожан, между тем, по воскресеньям бывает и до 250, в праздники – едва ли не вдвое больше.

Постепенно обустраиваются казематы. Достались они монастырю в совершенно не пригодном для использования виде – надо было восстанавливать кровлю, вентиляцию, гидроизоляцию. За долгие послевоенные десятилетия кирпичные, едва ли не двухметровой толщины стены, по которым струились ручьи, впитали столько влаги, что сырость здесь ощущается по сей день. Правда, уже получено разрешение на создание в одном из помещений небольшой котельной на газе – так что дела пойдут веселее.

monastyr-krepost-3.jpg monastyr-krepost-5.jpg

Новое предназначение казематов сугубо мирное – их преобразуют главным образом в хозяйственно-технические помещения. Трапезную для паломников и рабочих определяем по аромату, который тянется из кухни. В обеденном зале тепло и уютно.

Рядом будет хранилище для солений-варений, дальше – закрома для овощей. Рабочие там как раз заливают пол. По проекту, согласованному с Министерством культуры (без этого – никак!), устанавливаются ворота.

– Матушка Александра, а кто помогает вам финансами – ведь такое капитальное обустройство немалых денег стоит?

– Народ божий помогает. На скарбоночке, что висит у летнего храма, написано: на реконструкцию. Она постоянно пополняется, нередко видишь по сложенным купюрам, что один человек довольно приличную сумму пожертвовал.

Конвертики опускают. Люди понимают, откликаются. Каких-либо постоянных спонсоров у нас нет.

Продолговатое, со вкусом облицованное деревом строение, прекрасно вписавшееся в общую картину, как оказалось, – бывший железнодорожный вагон. Здесь действует воскресная школа – в двух классах до пандемии коронавируса занималась почти сотня ребятишек, теперь – порядка шестидесяти. Новый учебный год для них начнется после престольного праздника.


Легло на душу

На фундаменте бывшего военного склада вырос легкий симпатичный двухэтажный домик, в котором разместились гостиница, просфорная и библиотека. У журчащего искусственного родничка нас встречает сестра Елена – она в книжном храме главная. К тому же – наша коллега: готовит материалы и для духовной периодики, и для епархии, для монастырского сайта. И еще она – ученая жена: в Минской духовной семинарии инокиня с блеском защитила исследовательскую работу по конфессиональному противостоянию в Бресте в первой половине XVII века, значительное место в ней отведено личности Афанасия Брестского.

Библиотека также обустроена со вкусом и очень функционально. На полках – порядка 10 тысяч томов: полное собрание трудов Иоанна Кронштадтского, писем Феофана Затворника. Порой прихожане жертвуют свои коллекции – так что здесь присутствуют не только духовные произведения, но и классические светские.

monastyr-krepost-7.jpg monastyr-krepost-10.jpg

– Сейчас создаем детский фонд, – рассказывает сестра Елена. – Мы сотрудничаем с четвертой школой, и оказалось, что литература, которая выпускается православными издательствами, очень востребована не только учениками, но и педагогами. У нас много литературы церковно-исторической тематики – и по Второй мировой войне, и по Александру Невскому, Петру Первому, по различным знаковым датам. С такими подборочками и приезжаем в школу. Знания, почерпнутые из наших книг, гармонично дополняют взятые из светской исторической литературы.

monastyr-krepost-12.jpg

Инокиня Елена (Дмитрук) окончила БрГУ имени А.С. Пушкина, работала школьным учителем, затем преподавала в Барановичском госуниверситете и вот уже почти девять лет она – насельница Свято-Рождество-Богородицкого монастыря.

– Что привело меня в обитель? Как-то по жизни всё так гармонично, логично, естественно складывалось, – рассказывает инокиня. – Ходила в храм – дедушка приучил. Позднее, когда занималась в аспирантуре, к духовной жизни стала подходить осознанно, с интересом читала святых отцов, находила в их трудах соответствие собственным мыслям. И когда пришло время определиться: либо ты замужем, либо – в монастыре, я сделала свой выбор. Ведь спасение либо в семье, либо с Богом – третьего не дано. Меня смущало то, что жила как бы только для себя. Афонский старец Паисий Святогорец как раз писал об этом. И постепенно я, когда приезжала в Брест, стала спешить не домой, а первым делом в обитель. Как-то по душе она мне пришлась. Здесь занимаюсь тем, что мне нравится, что получается у меня. И стараюсь соответствовать образцу, который с помощью святых отцов сложился.


Уйду в монастырь

– Матушка Александра, в вашу обитель приходят главным образом почему?

– Монашество – это призвание. Как, например, педагог по призванию или врач. Это не почему, это – для чего. На монашеское, как и священническое служение, избирает Господь. Он посылает человеку эти мысли и ждет его свободного выбора. Но просто так эти мысли не приходят. Это зов Божий душе человека. И человек сам решает, принять этот зов или нет. Ведь жизнь монашеская довольно непростая: от многого отказываться приходится, во многом себя ограничивать, держать в определенных рамках, много искушений, с которыми необходимо бороться. Да и дисциплина, как в армии – подъем, отбой, обед «по звонку».

– А вот случается, говорит человек в сердцах: «Всё надоело, всё брошу – уйду в монастырь…» – Приходили такие. Неделю пожили, месяц максимум – больше не выдерживали: за вещи – и домой. Не так всё просто. Если ты по-настоящему хочешь себя испытать, ты должен полностью погрузиться в эту жизнь, иначе как поймешь – готов ли идти таким путем.

– И как вы понимаете, что человек для монашества созрел?

– С новичками мы разговариваем, много общаемся. Кроме того, есть подготовительные этапы. Начальный – трудница, или кандидатка. Она живет здесь год, полтора, два до вступления в число сестер. Хотя вместе с ними и селим, и в определенную форму одеваем. Ходит на службу, на трапезу, на послушания. Но до двух лет себя еще проверяет. Затем – послушница как минимум до пяти лет. Всё для того, чтобы человек мог адаптироваться, потихоньку войти в эту жизнь.


Приложиться к святыням

Первый этаж двухэтажной бывшей казармы занят под хозяйственно-технические нужды: канцелярию, трапезную, кухонные и сантехнические помещения, швейные мастерские. На втором – монашеские кельи. И – домовой храм в честь Рождества Божией Матери.

Неповторимый уют, какое-то особенное тепло, мягкий свет, лучистость икон составляют атмосферу этого небольшого пространства. А еще – молитва, которую здесь едва ли не осязаешь.

На молитву сестры собираются каждое утро и каждый вечер. А после престольного праздника из летнего храма сюда переместятся и все богослужения. Несмотря на тесноту. Люди стоят в коридоре, на лестнице, на первом этаже – благо, всюду есть озвучивание.

monastyr-krepost-15.jpg monastyr-krepost-16.jpg

Главный покровитель монастыря – преподобномученик Афанасий Брестский, прославившийся как борец за православие в Речи Посполитой и неустанный обличитель Брестской унии. Сестры ежедневно возносят ему молитву о помощи и заступлении. Основные хранящиеся в домовой церкви святыни – мощевики, икона святителя Спиридона с частичками облачения и мощей, привезенная с острова Корфу, икона Оптинских старцев, икона Божией Матери «Геротисса», доставленная со Святой Горы Афон, особо почитается прихожанами и паломниками монастыря афонский образ Богородицы «Всецарица», которой молятся о спасении онкологических больных.


Строго по распорядку

День в обители начинается в 7 часов утренним монашеским правилом – обязательной последовательностью регулярно совершаемых молитв. Насытившись пищей духовной, сестры идут в трапезную – подкрепиться пищей телесной: в 9 – завтрак. После начинаются труды и послушания, в 13 – обед, далее снова послушания, в 18 – ужин и, если нет службы, – свободное время, в 20 – вечернее правило. Все молитвы заканчиваются примерно в 21.30. Также здесь читается неусыпаемая псалтирь – круглосуточная молитва, когда сестры, сменяя друг дружку каждый час, молятся обо всех, кто обращается в обитель за молитвенной помощью.

Послушания у насельниц самые разные. Прежде всего по содержанию в порядке храма – ризницы, алтаря; по кухне и трапезной, грядкам, заготовке на зиму солений-варений; в швейных мастерских, где создаются сестринская одежда и священническое облачение для приходов. К тому же надо заниматься и уборкой территории, и здания. А еще силы нужны на службы, пение, чтение. Молитва – это жизнь монаха.


Никольское подворье

На данный момент в обители проживают 33 сестры возрастом от 24 лет до почти 90. 20 из них – на Никольском подворье. В монастырский скит, расположенный на хуторе Вежное Пружанского района, заселяются преимущественно те, что постарше, – бытовые условия здесь получше, чем в крепости: сестры живут в трех новых корпусах, вокруг которых – благоуханные цветники. Но и они постоянно не только в молитвах, а также в трудах. Там свое подсобное хозяйство с коровками и свинками. Молоко перерабатывается в сметану и творог для собственных нужд, мясо идет на пропитание рабочих.

monastyr-krepost-17.jpg monastyr-krepost-18.jpg

В иконописной мастерской трудится сестра Параскева. Она неплохо рисовала с детства, но большая деревенская семья не имела возможности развивать способности девочки специальным художественным образованием. Матушка Александра как раз и разглядела в новой насельнице этот талант и отправила ее постигать иконопись в училище. Потом дипломированную выпускницу свозила в Грецию – в одном из монастырей острова Корфу девушка совершенствовала приобретенные навыки. Теперь пишет великолепные иконы не только для монастыря, но и на заказ. Немало среди них мерных икон. Такие родители заказывают размером в рост появившегося на свет младенца – чтобы перед глазами у человека всегда было напоминание о том, каким он был, когда пришел в этот мир. Обычно на мерной иконе изображают того святого, именем которого наречен малыш.

monastyr-krepost-14.jpg

– Я всегда говорю: если есть на что-то воля Божия, оно будет созидаться. Господь помогает – это уже проверено, – заключает игуменья. – Воспоминания о когдатошних трудностях остались лишь на фотографиях. Как говорится, забывая заднее, мы простираемся вперед. Святой дух этого места поддерживает нас во всех начинаниях и помогает жить…

Рядом с крепостной казармой преподаватели БрГУ имени А.С. Пушкина вместе со студентами раскопали фундамент пороховых складов крепости. Таким образом, мечта матушки Александры и насельниц обители об отдельном храме для прихожан обрела вполне реальные перспективы. На его строительство уже получено добро от Министерства культуры, и даже готов проект. Слово – за городскими властями. А там – народ божий поможет, уверена настоятельница монастыря.



Источник: «Заря»

122