Калязинская колокольня: маяк в мире неверия

14 июня 2022

1.jpg


Большая идея, смертельная вода

Как часто, чтобы прийти в день нынешний, надо сделать много шагов назад, вернувшись в прошлое, какое бы оно ни было.

В 20-е годы ХХ века, когда зашкаливал революционный энтузиазм в области глобальной переделки мира, возникла идея об искусственном расширении великой и прекрасной Волги, чтобы поставить в ее акватории гидроэлектростанции. Этот проект – детище «Волгостроя», специального строительно-монтажного управления НКВД СССР, которое занималось строительством Рыбинского и Угличского гидроузлов. Проект смогли реализовать только в 1935–1941 годах. Силами только советских специалистов, а главное – трудом и жизнями заключенных Волголага в короткие сроки были построены мощные гидроузлы и гидроэлектростанции, а также возникли два водохранилища площадью почти 5 тысяч кв. м. Конечно, ГЭС сыграли большую роль в годы Великой Отечественной войны, что нельзя забывать. Как невозможно забыть о том, что вода поглотила множество старинных и прекрасных сел, деревень, городов. Сколько их было? Тысячи? А в них своя налаженная жизнь, монастыри, церкви, усадьбы, дома, леса, луга, пашни. Пролетают годы, проходят десятилетия, один век сменил другой, а память о них жива. И все так же болит душа и приходит смятение, ведь из книги жизни нашей страны вырвали и потеряли листы, на которых было написано много интересного, важного, родного.

В прежней жизни в весенний разлив вода доходила до домов и церквей, а потом отступала. В этот раз все было иначе: вода пришла навсегда.

Ушел под воду некогда богатый город Молога с Афанасьевским монастырем и Богоявленским собором. И только какими-то неведомыми путями икона Николая Чудотворца XIV века оказалась в Третьяковской галерее. Стерлись с карты России города Корчева и Ставрополь-на-Волге. Еще одному городу повезло немного больше: это Калязин.

2.jpg


Город Калязин

Первое упоминание об основанном новгородцами поселении с названием Колязин (в древности) относится к XII веку и было связано с монастырем. Монастырь Николы на Жабне располагался на правом берегу Волги в устье рек Пуды и Жабни. В славные для него времена он был «богат утварью и серебром». Вокруг крепости-монастыря возникла слобода Никольская. Затем еще две слободы на противоположной стороне реки рядом с другим монастырем – Троицким Макарьевым, который также был крепостью, прикрывавшей дальние подступы к Москве. Это была Подмонастырская, или Калязинская, слобода и село Пирогово «Свистуха».

Так река Жабня разделила поселение на две части. А потом волею императрицы произошло объединение. Указом Екатерины II от 1755 года разросшаяся Калязинская слобода стала уездным городом, каким он и оставался до 1917 года. В 1780 году у Калязина появился свой герб: в верхней части щита – Тверской герб, в нижней – старинные деревянные монастырские ворота среди зеленого поля. И это было справедливо: монастырь Николы на Жабне – начало начал города Калязина.

В XIX – начале XX века город, наверное, мог считаться и деловым, и не самым бедным, чему способствовало и отличное расположение, и близость к столице, и занятия различными промыслами: кузнечным, портновским, валяльным, кружевным, гончарным. Работали артели, 33 завода и фабрики: в том числе 2 сапоговаляльные фабрики, кирпичный завод, 5 крахмальных заводов, 2 водочных, мыловаренный завод, маслобойня. В Калязине производились уникальные цветные изразцы, на которых изображались диковинные цветы, птицы и звери с человеческими головами, писались пословицы и поговорки. Еще одно утерянное достояние города – кружева. Это был привнесенный из Москвы промысел. Кружево плели изо льна, шелка, золота, оно украшалось жемчугом, мехом горностая, металлической фурнитурой. Этими кружевами расшивали одежду царей и князей, продавали за границу.

В городе были школы, несколько училищ. Здесь жили многие славные купеческие семьи, отличавшиеся не только своими доходами, но и благочестивостью и благотворительностью. Уютная жизнь уездного городка, каких много было в России. Хотя драматург А. Н. Островский, бывавший здесь, отозвался о Калязине как о месте сонном и бедном. Но у каждого своя правда…

3.jpg


Потери идейного потопа

При строительстве Угличской ГЭС в 1939–1940 годах вода поглотила две трети города Калязина, где находилось большинство архитектурных и исторических памятников. Процесс затопления был долгим и окончательно завершился в 1943 году. Волга поднялась на 17 метров, поглотив 530 домов, из которых 120 были каменными, Троицкий монастырь, Николаевский собор с колокольней, Церковь Иоанна Предтечи, Церковь Рождества Христова, Крестовоздвиженскую кладбищенскую церковь и другие храмы, а также большие Торговые ряды. И этот список неполный.


Свято-Троицкий Макарьев монастырь

Среди страшных потерь – Калязинско-Троицкий (Макарьевский) монастырь, основанный в 1434 году. Обитель помнила приезды Ивана Грозного, Бориса Годунова, Алексея Михайловича Романова, Петра I (для него был построен Петровский дворец), Екатерины II. Здесь бывал знаменитый путешественник Афанасий Никитин, получивший благословение от Макария Калязинского. Монастырь владел 13 селами и 200 деревнями с крестьянами. Обитель часто получала в дар значимые подношения: так Иван Грозный один раз подарил село Городище с землями, в другой – Евангелие. Царь Борис Годунов преподнес серебряную раку, куда поместили останки игумена Макария. Однако и монастырь помогал государству: поставлял оружие и хлеб, платил стрелецкие, ратные, ямские повинности. С 1764 года Калязинский монастырь был признан первоклассным.

В 1920 году эту влиятельную и богатую обитель закрыли. Сначала здесь находился Дом отдыха Московского электрозавода, затем пионерский лагерь. Также с 1920 года в каком-то из строений был историко-краеведческий музей, основанный И. Ф. Никольским. В 1926 году у Никольского спросили опись имеющихся колоколов. Он написал, что таковых не имеется. Однако комиссия из Главнауки приказала колокола уничтожить. При затоплении монастыря музей перенесли в Богоявленскую церковь, где он работает по сей день. Начало экспозиции музея положила церковная утварь XVI–XIX веков, облачения духовенства, фрагменты фресок, среди которых «Страшный суд» из Троицкого собора монастыря, что выглядит довольно символично. А монастырские постройки разобрали перед затоплением в 1939 году: кирпич и камень шел на бытовые нужды. Кстати, стены Троицкого собора и Петровского дворца украшали знаменитые калязинские изразцы. Перед затоплением города И. Ф. Никольский составил полный список всех исторических и архитектурных памятников.

4.jpg

Сегодня на островке на старом фундаменте отстроена одна из башен ограды Троицкого монастыря. В ней часовня преподобного Макария. И это все, что осталось от обнесенного стеной в 700 м длиною и 10 м высотой монастырского комплекса с пятью прекрасными храмами: Троицкий соборный храм, Сретенская церковь, Церковь преподобного Макария, Алексеевская церковь, Успенская церковь. Новая Троицкая колокольня, строительство которой было закончено в 1822 году, имела 4 яруса и высоту 62 метра. Звонили 12 колоколов! Последняя перестройка Троицкого собора случилась в 1654 году. В 1940 году, почти через 300 лет, его уничтожили. Строительный материал, то есть то, что было церквями монастыря, увозили баржами. Строилась ГЭС в Угличе.


Собор Николая Чудотворца

Вторая великая потеря – собор Николая Чудотворца, соседа Троицкого монастыря. Интересно, что колокольня собора и колокольня в Троицком монастыре стояли на разных сторонах реки, почти ровно напротив друг друга. Между собором и монастырем существовала переправа. У Макарьевского монастыря стояла солидная пристань.

Если сегодня стоять на берегу современного Калязина – там, где под воду уходит старинная, мощенная камнем мостовая с уцелевшими домами, – или плыть на теплоходе, то можно любоваться колокольней. Она – символ города, а для России – символ веры в Бога. Но не всегда эта колокольня была так одинока. Любуясь дивной картиной, стоит вспомнить и о том, какому храму она принадлежала, на какой земле она стоит, даже если эта земля покоится под тяжестью волжской воды.

Место, где стоит Калязинская колокольня, святое и намоленное за много веков. Это левый берег реки Жабни у ее впадения в Волгу – самая древняя земля поселения, в котором был построен и служил мужской монастырь Николы на Жабне. В 1238 году вместе с поселением его уничтожили татары. Он вновь отстроился и опять был уничтожен в 1293-м. В XIV веке в монастыре тихо шла жизнь и стояла церковь Святого Николая Мирликийского, покровителя рыбаков, мореходов, путешественников. Все изменилось в XV веке, когда на противоположном берегу Волги возник Калязинско-Троицкий (Макарьевский) монастырь.

Жизнь в старой обители Никола на Жабне затихла, а в самой слободе, наоборот, обрела новый ритм. На ее главной площади стояла Николаевская церковь, которая постоянно обновлялась, перестраивалась и освящалась. Так, в XVI веке освящалась три раза. На то были свои причины. В 1610 году Николаевскую церковь сожгли поляки. Только через 20 лет смогли поставить новый деревянный храм, в котором молились более шести десятилетий. А ведь в первой трети XVII века в слободе было 102 двора. 1694 год стал знаковым: освятили новую, отстроенную в камне церковь св. Николая Чудотворца с приделами Сергия Радонежского и Дмитрия Ростовского. По преданию, справа от храма стояла церковь преподобного Сергия Радонежского, о чем якобы свидетельствовал белый каменный столб.

5.jpg

Средства на строительство Николаевского храма собирали прихожане. Гордо возносились в небо пять белых маковок, увенчанных золотыми крестами. Своды церкви украшали росписи на сюжеты из Нового Завета. На ее внешней западной стене были изображения Господа Вседержителя с Божьей Матерью и Иоанном Предтечей. В храме особо почитались иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и святителя Николая Чудотворца. Хранилась здесь и походная икона Спаса Нерукотворного, Великомученика Георгия и преподобного Макария Калязинского, защищавшая калязинских воинов во время турецкого похода 1855 года. Среди богослужебных вещей был запрестольный крест с помещенными в нем 50 частицами мощей святых и Евангелие 1698 года.

Николаевский собор был известен на всю Россию. Собору благоволили царствующие фамилии: в 1837 году здесь побывал цесаревич Александр Николаевич, будущий император Александр II, и принял напутственное благословение. 1866 год запомнился визитом цесаревича Александра Александровича, будущего императора Александра III, и его брата Владимира, который второй раз приехал в храм в 1892 году. На богослужения в Николаевский собор приезжали и многие известные люди, среди них художник Л. Г. Венецианов, педагог К. Д. Ушинский, историк И. Ф. Тюменев и др.

За два года до революции в приходе Николаевского собора насчитывалось 5 тысяч прихожан: жители части города и 16 деревень. В приход входили 3 земские и 3 церковно-приходские школы, Женская гимназия, Низшее механико-техническое училище, Городское начальное училище. В начале века при соборе учредили Общество хоругвеносцев.

По соседству стояла церковь Иоанна Предтечи. В 1792 году ее построил петербургский купец И. Костромин. Ансамбль Николаевского собора и церкви Иоанна Предтечи образовывал центр города. Рядом на городской площади, где дважды в год шумели ярмарки, находились Торговые ряды. Собор служил. Во славу Господа звонили его колокола, перекликаясь с колоколами Троицкого монастыря и церковью Иоанна Предтечи…


Соборная Николаевская колокольня

Благодаря старым фотографиям и открыткам можно представить центр старинного Калязина. Его явным украшением была колокольня. Конечно же, у окруженного каменной оградой Николаевского собора и ранее была колокольня. О ее достопримечательностях не сохранилось никаких сведений. Зато новая стала памятником во всех высоких смыслах этого понятия. Колокольня и сейчас стоит прямая и сильная, как вера в Бога.

В течение шести лет, с 1794 по 1800 год, почти у самой реки (всего в 100 метрах) шло строительство новой колокольни в стиле классицизма: 6 сужающихся кверху ярусов, купол с главой и шпилем – 74,5 метра величия и красоты! Она стояла отдельно от Николаевского собора, словно утверждая уготованное ей вечное одиночество среди большой воды. Старую колокольню разобрали только в 1813 году.

6.jpg

Деньги на новую колокольню собирали всем миром, а строили – крепостные крестьяне полковника П. Ф. Ушакова, владельца села Никитское. Материал для строительства был знатный: старицкий белый камень да кирпич местных заводов, да прочный раствор по особым рецептам. В этом один из секретов того, что стоит колокольня среди воды, да не тонет. Уникальным старицким камнем отделывались фасады многих храмов и звонниц, в том числе колокольня Свято-Троицкого собора Александро-Невской лавры.

Сердце звонницы составляли 12 колоколов. Самый большой, весивший 1038 пудов, был отлит в 1895 году в ознаменование восшествия на престол императора Николая II. Был и колокол в 501 пуд, отлитый в 1835 году. Средства на него предоставили постоянные дарители, купцы Полежаевы. Второй по размеру колокол был на два года моложе. Третий по величине, в 137 пудов, отлит в 1756 году. Еще один колокол в 1782 году пожертвовали церкви жители слободы Флор и Семен Рышковы. Два колокола, изготовленных в 1852 году, привезли из Москвы с колокололитейного завода купца первой гильдии Н. А. Самгина. Первый колокол, отлитый мастерами этого завода, – это колокол в 827 пудов веса для Новоспасского монастыря, в котором находится усыпальница Романовых.

Самый же древний колокол на колокольне Николаевского собора был отлит в 1738 году в Невьянске на заводе Акинфия Демидова и весил более 51 пуда. Перед затоплением колокола доставили много хлопот: их было трудно демонтировать, они падали, пробивая перекрытия колокольни, и, по легендам, продолжали звонить из-под воды.

В конце XIX – начале XX века стены колокольни имели зеленый цвет, а колонны и карнизы – белый. Это смотрелось красиво на фоне летней зелени и голубого неба и в пастельных пейзажах долгой зимы. В начале XX века над звонницей установили механические часы-куранты. Работала в колокольне и свечная лавка, свечи в которую поступали с местных заводов, в том числе и купцов Свешниковых, щедрых дарителей местным храмам. Именно усердием городского головы П. Свешникова полностью обновилось убранство собора Николая Чудотворца.

В 1932 году у новой власти возникло решение приспособить церковь под так называемые культнужды, сделав ее Домом культуры. До затопления оставалось не так много времени.


Маяк

Но как могла остаться колокольня, когда уничтожался Николаевский собор? Как мог сохраниться на ней крест? Ведь перед затоплением все высокие здания, а значит – церкви, взрывались или разбирались. На этот счет существует много домыслов, но где правда, кажется, не знает никто. Хотя память хранит имена людей, даты, события.

7.jpg

Есть версия о том, что колокольню просто не успели демонтировать вовремя. Такая халатность вполне объяснима спешкой и тем, что все происходило в тяжелые годы, накануне Великой Отечественной войны. Другая – о вполне возможной практичности: в образовавшемся море воды для движения судов был необходим ориентир, как бы маяк, каким и стала соборная колокольня. Ведь в этом месте река делает довольно опасный поворот на 90 градусов. Третья версия, которая не противоречит второй, была также вполне житейской: почему бы не превратить колокольню в вышку для тренировок парашютистов? По чьим-то воспоминаниям, так и было до первого несчастного случая.

Одним словом, колокольня не отпускала, напоминая о себе и своей гордой красотой, и странностью картины – плывущая и нетонущая. Было в этом и какое-то явное притяжение и непонятное смятение, какое бывает, когда людей мучает совесть. С этим связано поверье местных жителей о колокольном звоне, что доносился из-под воды. Колокола звонили перед большой всеобщей бедой – Великой Отечественной войной, бомбардировкой Хиросимы, вводом войск в Афганистан… Трудно поверить, еще труднее – не верить. Действительно считается, что некоторые колокола упали в подпол колокольни. Кажется, есть свидетельства, что их пытались заставить молчать, для чего водолазы закрепляли языки колоколов. Но было ли это именно так?

Колокола звонили перед Великой Отечественной войной, вводом войск в Афганистан из-под воды…

Тем не менее на фото 60-х годов можно увидеть, что колокольня стоит в лесах. В 80-е годы заметили, что колокольня дала крен, и ее фундамент укрепили, отчего она стала ниже из-за насыпного грунта.

Калязин притягивал внимание художников. В 1983–1984 годах в нем прошли съемки художественного фильма «Берег», снятого режиссерами А. Аловым и В. Наумовым по одноименному роману Ю. Бондарева. В кадрах колокольня Николаевского собора и рядом бутафорские купола, которые долго торчали из воды. Открывающаяся взору картина становилась еще более грустной.


Возрождение милостью Бога

Шло время, жестко меняя жизнь. Но о колокольне никто никогда не забывал. Может быть, потому, что она все так же была старой колокольней, все так же являлась маяком для тех, кто шел к Богу. Ее любили. А в тишине дня можно было услышать колокольный звон, сливающийся с плеском речной воды, пением птиц, голосами детей. Но это если слушать сердцем.

В 1991 году вышла почтовая марка с изображением непотопляемой колокольни. Кажется, с этого началась череда славных и знаковых дат.

В мае 2007 года у колокольни совершили Божественную литургию в день перенесения мощей святителя и чудотворца Николая. Богослужение совершил насельник Свято-Троицкого монастыря игумен Игнатий. А затем крестным ходом местные жители вместе с приходским священником прошли по старым улицам города: Вознесенской и Тверской (сегодня все еще улицам Энгельса и Ленина), от Волжской набережной переправились на остров к колокольне. По окончании Литургии был отслужен водосвятный молебен. В тот славный день в городе совершилось три Божественные литургии: в колокольне Николаевского собора, во Введенском и Вознесенском храмах. С конца 2010-х Вознесенский храм восстал из разрухи и вновь служит, ведь долгое время, с 1930-х по 1970-е годы, здесь работал хлебозавод.

В 2008 году в городе появился памятник святителю Макарию Калязинскому: за спиной Макария водохранилище, вернее – колокольня Николаевского собора.

10 июня 2012 года в Калязин, в храм Вознесения Господня, вернулись мощи святого преподобного Макария, которые с 1988 года находились в Твери, в соборе Белая Троица.

В 2016 году соборная колокольня, знаменитая на весь мир, вновь обрела звонницу и колокола. 6 колоколов отлиты в Москве в мастерской Ильи Дроздихина и звонят во время церковных праздников.

Город живет, работает, молится. Приезжают туристы, чтобы увидеть старинный Калязин, какой уцелел посреди большой воды, пройтись по его улицам: когда-то самые длинные тянулись вдоль реки, короткие шли перпендикулярно. Осталось здание Городской управы (1882 год) на улице Карла Маркса (бывшая Московская), Земская больница (1867) на улице Тургенева. Стоят три церкви – Введения Пресвятой Богородицы во храм (1882), Богоявления Господня (1781) в Свистухе, Вознесения Господня (1787) с трехъярусной колокольней, немного напоминающей колокольню Николаевского собора. Есть и Городской сад, посаженный пленными турками в 1878 году. Еще стоят старинные дома. У домов река, что так романтично. Но река не под окнами, а как-то сбоку. Просто когда-то рядом стоял другой дом, третий, четвертый… Но улица обрывается и уходит под воду. Одна улица, другая. Две трети города, тысячи человеческих судеб. Это по ним сегодня звонят колокола Калязинской колокольни.



Источник: сайт Сретенского монастыря

Возврат к списку

124